профиль в одноклассниках группа vkontakte группа facebook Вход на сайт RSS-лента

Светлана Левченко: "Когда мне исполнилось 5 месяцев, меня силой забрали у мамы и поместили в приют для медопытов"

  • Прочитано 528 раз
  • Автор  Ирина Чёрная

levchenkoСветлана Левченко рассказала, как на ее судьбе отразилось время, проведенное в фашистском концлагере.

Есть еще среди нас люди, для которых Великая Отечественная война – не просто героическая веха в истории Родины. Это часть их жизни, важная глава личной биографии.

Эксперименты в приюте

Ноябрянка Светлана Левченко появилась на свет в 1943 году в Германии. Ее родители были пленниками фашистов. В качестве бесплатной рабсилы они трудились на фермерских полях. Там и познакомились: она – захваченная нацистами выпускница педучилища из Башкирии, он – оказавшийся в неволе танкист. Вскоре у них родилась дочка.

– Немцы не препятствовали отношениям между узниками. Если русская женщина рожала ребенка, то его забирали в специальное учреждение, где над беспомощными малышами ставили медицинские эксперименты. Одни были донорами, другие – подопытными, – рассказывает Светлана Георгиевна, показывая шрамы на руках. – Когда мне исполнилось пять месяцев, меня силой забрали у мамы и поместили в подобный приют.

Там изучали регенеративные возможности человеческого организма, проводили всевозможные опыты. Не все дети выдерживали медицинские вмешательства – откачивание крови и введение в организм чужеродных препаратов, некоторые мучительно умирали. Зато к тем, кто выживал на первом этапе, потом относились более бережно: хорошо кормили, обеспечивали надлежащий уход.

Сердце матери

Свой первый День Победы в мае 1945 года Светлана Левченко не помнит, так как была еще полуторогодовалой малышкой. Как в эту страшную годину развивались события, ей рассказывала мама, которая в плену выучила язык и, рискуя жизнью, сотрудничала с немецкими подпольщиками из движения сопротивления нацистскому режиму.

– По окончании войны узников концлагерей освободили, им разрешили забрать своих детей из спецприемников, – продолжает наша героиня. – Большинство родителей понятия не имели, где именно находятся их кровиночки и как они выглядят, так как сыновей и дочек у них отбирали в грудном возрасте. Как меня отыскала и узнала мама, одному Богу известно. Видимо, сердце подсказало ей путь.

Я бесконечно благодарна судьбе, что не осталась в чужой стране, без родных людей, в казенном приюте. После воссоединения мы с мамой вернулись в СССР, в башкирскую деревню, где она устроилась на работу учительницей. Однако долгое время мне еще снились страшные сны, как какие-то люди склоняются надо мной и что-то говорят по-немецки…

По прозвищу Ящерка

Как известно, сталь в характере закаляется в бою. Появление на свет в жутких условиях концлагеря, разлука в младенчестве с матерью, год, проведенный в фашистском приюте, не могли не сказаться на личности девочки, которая с самого нежного возраста изо всех сил боролась за выживание.

– Я с детства не знаю, что такое страх, – признается Светлана Георгиевна. – Никогда ничего не боялась, была очень свободолюбивой. И еще какое-то время не испытывала жалость к другим. Я была дружелюбной, общительной, но чувство сострадания мне было незнакомо до тех пор, пока у меня не появились собственные дети.

Не прошли даром и медицинские эксперименты, которые ставили над маленькой Светой доктора-нацисты.

– В школьные годы у меня было прозвище Ящерка. На мне все раны заживали буквально за сутки, – говорит собеседница. – Два раза попадала в серьезные автомобильные аварии, был риск потерять ногу, врачи грозили ампутацией, я сказала им: «Не троньте! Само пройдет!» И к их великому удивлению, все действительно зажило. Способности к регенерации у меня были повышенные. Вот только до сих пор остались рубцы от ран, полученных в концлагере, как на теле, так и в душе.

Главное в жизни – прощать и отдавать

Светлана Левченко росла очень целеустремленным и старательным ребенком, как будто боялась не оправдать тот шанс, который ей подарила судьба, оставив в живых в нацистском приюте. Она во всем старалась стать лучшей. Училась на отлично. Занималась творчеством: пела, танцевала, выступала организатором культурно-массовых мероприятий.

В 1961 году наша героиня поступила в Стерлитамакское культпросветучилище, где в 1966-м получила диплом клубного работника, руководителя хорового коллектива. Вышла замуж за сварщика Гайсу Каримова, родила двух дочерей – Лейлу и Венеру. Трудилась музыкальным руководителем в детском доме, школе и садике. А в 1980 году ее мужа пригласили на Север. Семья переехала из Башкирии на Ямал, в поселок Ноябрьский.

Так получилось, что и тут свою трудовую жизнь Светлана Георгиевна посвятила подрастающему поколению – до самой пенсии работала учителем в школе № 3. В 1998 году ей было присвоено почетное звание «Ветеран труда», а в 2007-м – «Ветеран ЯНАО». Будучи на заслуженном отдыхе, женщина состоит в совете ветеранов, активно участвует в общественно значимых проектах, общается с молодежью на внеклассных занятиях по патриотическому воспитанию.

– Светлана Георгиевна, вы столько всего пережили: концлагерь, голод послевоенных лет, бытовые невзгоды первопроходцев Севера... Как вы считаете, в чем смысл жизни человека, неужели в постоянной борьбе? – поинтересовалась я в беседе с ветераном.

– Жизнь – это великий подарок. Надо ценить его. Это значит пройти каждый шаг своего пути так, чтобы не было стыдно ни перед собой, ни перед людьми, ни перед Богом, – поделилась житейской мудростью Светлана Левченко. – За свой век человек должен научиться двум вещам: прощать и отдавать – будь то последние три рубля, личное время или душевное тепло. Тогда он никогда не будет одинок и несчастлив.

Фото Вячеслава Овчинникова

НоябрьскИнформ, 2012-2017. Все материалы этого сайта являются объектами авторского права (в том числе - дизайн). При копировании, распространении (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) обязательна обратная ссылка на источник

Оставить комментарий

Читайте также:

Наверх